Почему почти никого из обвиняемых по уголовным делам не оправдают

Практически никто из обвиняемых в уголовном преступлении не может сколько-нибудь серьезно надеяться на оправдательный приговор. Такова реальность, об этом говорит статистика. А она, как известно, вещь упрямая и объективная, если только не пытаться манипулировать цифрами. Более того, статистика дает если и не неожиданный, то четкий ответ на вопрос: почему в уголовных коллегиях судов наблюдается устойчивый обвинительный уклон. Становится также понятно, почему в системе арбитражных судов (в отличие от судов общей юрисдикции) нет какого-либо очевидного уклона в решениях, почему они смелее в своих действиях…

Итак, каждый судья в России выносит от 0,16 до 0,24 оправдательных приговоров в год. То есть ни одного. Лишь раз в 5-7 лет судья оглашает такой приговор. Слово «негусто» в данном случае даже чрезмерно мягкое!

Откуда такие цифры? Они получены на основе статистических данных и нехитрых расчетов. Так, известно, сколько в судах общей юрисдикции всей страны работает судей. Около 23 000. Несложно предположить, сколько из них специализируются именно на уголовных делах — от 1/3 до половины от этого числа. Это от 7667 до 11500. Теперь нам требуется знать, сколько всего в стране вынесено оправдательных приговоров. За 2009 год полных данных нет. Используем данные за 2008 год — 1825. После этого делим количество судей (специализирующихся на уголовных делах) на число оправдательных приговоров и получаем те самые цифры, которые указаны выше — от 0,16 до 0,24.

Данные о количестве судей в России и оправдательных приговоров в 2008 году мы взяли из материалов исследования, проведенного Институтом проблем правоведения при Европейском университете в Санкт-Петербурге. Название исследования говорит само за себя — «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора». В распоряжении Право.Ru оказался полный текст исследования. Опираясь на него, мы и готовили данную статью.

Три причины, которыми принято объяснять то, что судьи выносят только обвинительные приговоры. Но эти причины — лишь прикрытие одной самой главной причины

Причина первая: многие судьи пришли из прокуратуры и остаются во власти своих прошлых профессиональных навыков — воспринимают себя как борцов с преступностью, а не защитников закона. Кроме того, судьи продолжают с сочувствием относиться к бывшим сослуживцам — прокурорам и закрывают глаза на недостатки в их работе.

Вторая причина: большинство судей получили юридическое образование еще в советское время и поэтому подходят к судебному процессу по старинке — защиту воспринимают как неизбежную и малозначащую формальность, а обвинителя, как представителя государственных интересов, слушают внимательно и внимают ему.

Третья причина: большая нагрузка на судей, из-за чего в рассмотрении дел возникает спешка. У судьи нет возможности тщательно разбираться с обстоятельствами каждого дела, поэтому часто приговоры выносятся на основе слабых доказательств.

Несомненно, все эти причины имеют значение. Однако очевидно, что все они — субъективного свойства. Старые профессиональные привычки, образование, полученное в советские годы, большая загрузка… Разве может все это рассматриваться как серьезные реальные препятствия оправдать обвиняемого, если его вина не доказана или в материалах следствия много огрехов, оставляющих неясности? Сочувствие к бывшим сослуживцам — важная вещь, но для всего есть пределы. Существует еще и здравый смысл, понимание того, что в твоих руках жизнь и судьба человека, его близких. Да и много ли времени надо профессиональному судье, чтобы понять, что в деле есть нестыковки?!

В Европе и Америке в судьи тоже часто приходят из прокуроров. И там тоже случается, что судья не совсем беспристрастен, так как благоволит к бывшим сослуживцам. Но такие случаи становятся поводом для серьезного разбирательства.

Однажды в Европейский суд по правам человека поступила жалоба на судью, рассматривающего дело «Пирсак» (Piersak) против Бельгии. Гражданин жаловался на то, что судья, ведя процесс, демонстрировал явную зависимость от позиции прокуратуры, в которой работал прежде (до того, как был назначен судьей). И жалоба была удовлетворена: ЕСПЧ констатировал, что на процессе создавалась лишь видимость независимости суда. Это нарушает статью 6 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, отметил ЕСПЧ, судья проявлял навыки, приобретенные в другой профессии.

В России все по-другому. Судьи часто идут на поводу у обвинения, и уличить их в этом очень сложно, практически невозможно.

Если всерьез отнестись к 3 указанным выше причинам, то нетрудно предположить, что они все же не настолько серьезны, чтобы их невозможно было устранить. Тем более, что в этом — устранении явного обвинительного уклона в судах — принимает участие даже Президент РФ Дмитрий Медведев, которому журналисты во время одной из пресс-конференций указали на подозрительно низкий процент оправдательных приговоров (они почти отсутствуют). Президент предпринял реальные шаги, направленные на гуманизацию законодательства. Сначала Дмитрий Медведев сказал о необходимости заменять содержание под стражей на другие виды наказаний в своем послании федеральному собранию (об этом мы писали здесь). Позже он сам инициировал внесение в УК поправок, смягчающих наказание и отменяющих уголовное преследование за экономические преступления (подробнее об этом вы можете прочитать здесь).

С подачи же президента серьезному реформированию подверглось МВД России (мы рассказывали об этом, например, здесь), менее серьезному — следственный комитет и прокуратура (материалы об этом выложены здесь и тут). И что же? Каков результат? К сожалению, никакого. Судьи по-прежнему выносят обвинительные приговоры даже тогда, когда доказательства вины очень рыхлые. Чего стоит, например, дело предпринимателя Олега Рощина, которого суд приговорил к 18 годам тюрьмы за экономическое преступление, мягко говоря, слабо доказанное (об этом мы подробно писали здесь).

Получается, даже Президент РФ не в состоянии отучить судей от неких старых привычек, устранить их архаичные установки? Почему? Только из-за указанных выше причин? Не верится!

Может быть, надо сменить весь судейский корпус, и тогда проблема будет решена? К сожалению, и на этот вопрос нельзя ответить утвердительно. У практики поголовных обвинительных приговоров есть другое объяснение. И оно напрямую затрагивает интересы судей. Снова обратимся к статистике. Она укажет, где искать причину.

Немногочисленные оправдательные приговоры выносятся главным образом по делам частного обвинения, рассматриваемым без прокурора

Таковы две особенности дел, по которым выносится основная масса оправдательных приговоров. Первая: составы преступлений. В основном это не тяжкие преступления, классифицируемые по статьям «Оскорбление», «Клевета», «Побои», «Умышленное нанесение легкого вреда здоровью», по 4 статьям УК РФ — части 1 статьи 115, части 1 статьи 116, части 1 статьи 129 и статье 130. То есть, это дела так называемого частного обвинения. Разбирательство инициируется исключительно по заявлению пострадавшего, дело может быть прекращено по его же инициативе.

Вторая особенность таких дел: в них практически никогда не участвует прокурор. Иными словами, это дела, в которых просто нет государственного обвинителя.

На такие дела приходится 68% всех оправдательных приговоров, 76% решений о прекращении дела по реабилитирующим обстоятельствам и 24 % вердиктов о прекращении по иным обстоятельствам (чаще всего, по примирению сторон).

Уголовные дела нечастного обвинения (с участием прокурора): оправдательных приговоров почти нет

Исключив все дела частного обвинения, мы располагаем только такими делами, в которых обвинение представлено прокуратурой. Из 1000 таких дел только по двум вынесены оправдательные приговоры. И лишь 5 прекращены по реабилитирующим обстоятельствам.

Несложно предположить, что именно присутствие или отсутствие в деле прокурора является определяющим фактором в том, каким будет решение суда. Если в деле есть прокурор, на оправдание можно почти не надеяться.

Хитрость судей: прекращение дела по нереабилитирующим основаниям. И подсудимый освобожден, и прокурор не в обиде

Почти 20% из тех уголовных дел, по которым обвиняемые не отправлены в тюрьму, прекращены именно по нереабилитирующим основаниям. Поэтому если в деле недостаточно доказательств или нарушены правила расследования, судья может либо признать вину подсудимого недоказанной, либо прекратить дело по формальным основаниям. Разумеется, чаще всего судьи выбирают второй вариант.

Почему? Ответ становится очевидным, если вспомнить, какие именно основания являются нереабилитирующими, позволяющими прекратить дело. Таких оснований два: примирение сторон или деятельное раскаяние. Примирение сторон происходит по желанию самих сторон — потерпевшего и подсудимого. Судья разрешает или не разрешает примирение, независимо от мнения прокурора.

Деятельное раскаяние инициируется следователем. Оно должно быть поддержано прокурором. Если на суде речь заходит о раскаянии, значит, прокурор поддержал его.

Но самое главное: в обоих случаях (и при примирении сторон, и при деятельном раскаянии) интересы прокурора не страдают, так как прекращение дела по таким основаниям автоматически подразумевает признание подсудимым своей вины в полном объеме. Значит, следователи и прокурор потрудились хорошо, так как вина доказана. И никому не обидно — ни прокурору, ни подсудимому. И судье такое решение не грозит неприятностями.

Поэтому если вина подсудимого не доказана или доказательства недостаточны и при этом есть возможность либо оправдать подсудимого, либо прекратить дело по нереабилитирующим основаниям, то судья выберет именно второй вариант. Ведь если вынести оправдательный приговор, это будет означать, что работа следствия и прокурора оценена «на двойку». Кстати, прекращение дела по нереабилитирующим основаниям хорошо еще и тем, что подсудимый не сможет требовать компенсацию от государства (это можно делать, если дело закрыто по реабилитирующим основаниям).

Прокуроры — ярые противники оправдательных приговоров. Чем это объясняется?

Объяснить это несложно. Как мы уже говорили выше, оправдательный приговор — это «двойка» следствию и прокуратуре. Получается, они не смогли собрать доказательств. Если бы все заключалось только в моральных оценках, то ситуация не была бы такой удручающей. Источник нашего портала в прокуратуре, пожелавший остаться неназванным, подтвердил, что за каждый оправдательный приговор прокурор получает выговор, а три выговора в год увольнение.

Почему судьи боятся опечалить прокурора оправдательным приговором. 4 действительно веских причины

Это лишь теоретически суды стоят выше прокуратуры и вольны принимать независимые решения. На самом деле, все несколько иначе. Есть четыре реальные и совершенно не субъективные причины, касающиеся личных интересов судей:

Первая причина: прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры (почему, сказано чуть выше), добиваясь его отмены.

Вторая причина: судью, вынесшего оправдательный приговор, прокуратура может обвинить в коррупции. За этим последуют проверки не только в отношении самого судьи, но и всего суда, его председателя. Разумеется, все это не радует председателя, и он не поощряет оправдательные приговоры.

Третья причина: судью могут привлечь к уголовной ответственности. Это, правда, может сделать только генеральный прокурор. Однако следственные действия проводит прокуратура того города, где находится суд.

Четвертая причина: прокуратуре принадлежит право вето при назначении судей. ККС направляет заявления претендентов на должность судей для проверки (на достоверность и правдивость) именно в прокуратуру. Поэтому она может забраковать того или иного претендента. Этим отчасти объясняется, почему так легко проходят в судьи прокуроры.

Словом, у прокуратуры есть масса возможностей создать служебные, карьерные проблемы судье. И вероятно, этим объясняется большая свобода арбитражных судей в вынесении решений — в арбитражных процессах не участвуют прокуроры, и не давят на судей.

Главная причина обвинительного уклона: судьи зависимы от прокуроров, обвинение не является только стороной судебного процесса

Как видим, судья и прокурор в чем-то зависимы друг от друга. Каждый из них имеет возможность осложнить жизнь другого (помним о том, что оправдательный приговор оборачивается выговором для прокурора). Поэтому судьи, не желая вступать в конфронтацию с прокуратурой и превращать жизнь в бесконечные проверки, выносят обвинительные приговоры. Как говорится, от греха подальше. Этим объясняется и откровенно хамское порой, неуважительное по отношению к суду поведение некоторых прокуроров на процессах.

Иногда, чтобы не обижать прокурора, не будить в нем зверя, судьи пытаются найти некое соломоново решение, как говорится, и нашим, и вашим. За что и страдают. Мы рассказывали недавно о суде над «педофилом» в Санкт-Петербурге. Судья в своем решении фактически указала, что вина подсудимого не доказана, однако вынесла, хотя и мягкий, но обвинительный приговор. Но прокуратура все равно начала проверку судьи на коррупционность… (подробнее об этом можно прочитать здесь).

Однако сам факт, что судья готов поддержать обвинение, даже если оно не представило убедительных аргументов в обоснование своей позиции, расхолаживает следователей и прокуроров, поощряет небрежность в их работе.

Говорить о том, что прокуратура является такой же стороной процесса, как скажем, адвокат, в такой ситуации просто наивно. Разве может прокурор быть обычной стороной процесса, если он еще и контролер судьи?!

Требуется радикальное системное изменение: судьи должны быть действительно независимыми от прокуратуры. Остальные причины исчезнут сами собой

Обвинительный уклон исчезнет в тот же момент, когда судьи получат возможность выносить приговоры без оглядки на прокуратуру. Это главное, что нужно сделать. И тогда множество других субъективных причин, мешающих по заслугам оправдывать подсудимых, попросту исчезнут. Судьи станут действительно независимыми и беспристрастными.

Конкретные меры, которые нужно предпринять:

  • Лишить прокуратуру права обжаловать оправдательные приговоры (пусть это делают пострадавшие).
  • Ограничить права прокуратуры в подаче апелляций и кассаций по собственной инициативе.
  • Наделить судью правом, внеся поправки в УПК, прекращать дело любой тяжести на основании примирения с потерпевшим (лицом, в отношении которого совершено преступление).
  • Дать судье законные основания инициировать деятельное раскаяние обвиняемого по своему усмотрению (невзирая на позицию следователя и прокурора).

До тех пор, пока судья останется зависимым от прокуратуры, ни призывы Президента РФ, ни усилия Госдумы, ни возмущение общественности не исправят ситуацию, и даже невиновные будут попадать в тюрьму.

Полный текст исследования «Обвинительный уклон в уголовном процессе: фактор прокурора» вы можете посмотреть здесь.

pravo.ru

Представление прокурора об устранении нарушений

Здравствуйте друзья! Есть такая форма прокурорского реагирования на нарушение закона, как представление прокурора об устранении нарушений закона.

Порядок вынесения представления урегулирован законом о прокуратуре. Представление прокурора подлежит безотлагательному рассмотрению.

Установлен срок, в течение которого должны быть приняты какие-то конкретные меры по устранению нарушений законодательства. О результатах принятых мер лицо, исполняющее представление, должно сообщить прокурору.

Идея вынесения представления прокурора заключается в том, чтобы в ускоренном порядке отреагировать на нарушение закона, восстановить режим законности.

Звучит хорошо, а как на самом деле всё происходит. Я скажу честно, что с такой формой прокурорского реагирования как представление прокурора я сталкивался не часто. Поэтому у меня могло сложиться превратное мнение относительно эффективности и нужности такой формы реагирования на нарушение закона.

Пример представления прокурора

Рассказываю случай из недавней практики: ООО «Краснодар Водоканал» выдал технические условия на подключение третьего лица к коммуникационным сетям, которые находятся в общей долевой собственности нескольких частных лиц, и водоканалу не принадлежат.

Частные лица обратились в прокуратуру за защитой своих прав. Прокуратура вынесла представление водоканалу об устранении нарушений закона. Прокурор указал мотивировано, что водоканал нарушил закон и подзаконный акт, что при выдаче технических условий на подключение третьих лиц необходимо получать согласие собственников коммуникационных систем. Все логично и понятно.

Водоканал ознакомился с представлением, подумал, выждал месяц и ответил мотивировано, что считает, что прокурор не прав и что водоканал действовал в рамках закона.

Конечно речь идет не о водоканале или коммуникационных сетях. Дело в вопросе, который я хочу задать: и это всё?! Вот так просто водоканал ответил мотивировано на представление прокурора, не согласился с представлением прокурора и точка?

Так что это за инструмент такой прокурорского реагирования, который можно не исполнять?

Давайте разберёмся обстоятельно.

Что такое представление прокурора об устранении нарушений?

В самой статье закона о прокуратуре, в которой речь идет о представлении прокурора (ст. 24) сказано, что представление должно быть рассмотрено, но не сказано, что оно должно быть исполнено.

Таким образом, можно подумать, что представление прокурора – это ни к чему не обязывающая настоятельная рекомендация органа прокуратуры исполнять законы. Эту рекомендацию не надо исполнять, её надо просто рассмотреть. Другими словами представление прокурора – это грамотная юридическая консультация. Но это мнение не полное. Ведь акт прокурорского реагирования должен побуждать к действию и иметь санкцию за неисполнение.

И санкция есть! В Кодексе об административных правонарушениях (ст. 17.7) предусмотрена ответственность за невыполнение законных требований надзорного органа. Диспозиция статьи гласит, что преднамеренное невыполнение требований надзорного органа, которые исходят из предусмотренных законом полномочий, влечет административную ответственность.

Закон о прокуратуре содержит статью (ст. 22), которая так и называется – «Полномочия прокурора». Там указанно, что к законным полномочиям надзорного органа относиться вынесение представления.

Таким образом, если нарушитель не исполнит представление прокурора, его необходимо привлечь к административной ответственности, поскольку вынесение представления — это один из способов реализации полномочий прокурора. Санкция статьи предусматривает штраф до 100 000 руб. либо административное приостановление деятельности.

Так как же быть нарушителю? Что делать если прокурор на самом деле ошибается и представление прокурора незаконно? В этом случае необходимо обращаться в судебные органы в порядке, предусмотренном законодательством о судебном делопроизводстве. Если кто еще не в курсе, то у нас с середины 2015 года введен в действие новый кодекс – Кодекс административного судопроизводства.

Надеюсь, что мы с вами уяснили, что есть представление прокурора, как его рассматривать, исполнять, как с ним бороться, в том случае, если оно вынесено не законно. Сразу оговорюсь, что в вопрос я сильно не погружался и освятил только те обстоятельства, которые мне показались лежащими на поверхности.

igor-shibalkin.ru

Мнение прокурора должно быть

§ 4. Участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел

Установление в Конституции РФ важного положения о признании виновным и о применении уголовного наказания только судом делает судебное разбирательство центральной, решающей стадией уголовного процесса, а участие прокурора в судебном разбирательстве — одним из важнейших направлений его деятельности. Участие прокурора в суде является не только важной гарантией постановления судом законного и обоснованного приговора, но вместе с тем одной из форм его деятельности по предупреждению преступлений и пропаганде законов. Поддержание государственного обвинения в суде по уголовным делам является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности по осуществлению надзора за исполнением законов в государстве.
Судебная трибуна — это трибуна особого рода. Прокурор должен быть профессионально подготовлен к поддержанию государственного обвинения в суде. Прокурор как государственный обвинитель формируется не сразу. Для выполнения этой деятельности нужны знания не только законодательства, но и основ риторики, приемов и методов ораторского искусства, нужны широкий кругозор и определенный жизненный опыт. Генеральный прокурор Российской Федерации, полагая, что участие прокурора в качестве государственного обвинителя при рассмотрении судом уголовных дел является одной из гарантий законности в правосудии, требует от подчиненных прокуроров последовательно расширять участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. А в условиях судебно-правовой реформы активное участие в рассмотрении дела считать основным средством воздействия на судебную деятельность, постановление справедливого приговора.
Уголовно-процессуальное законодательство не определяет категорий уголовных дел, по которым участие прокуроров в судебном разбирательстве обязательно. Лишь в отдельных случаях закон предусматривает обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел. Так, если постановлением судьи, вынесенным в стадии предания обвиняемого суду, будет признано необходимым участие прокурора в судебном разбирательстве, это постановление судьи для прокурора обязательно (ст. 228 УПК). С другой стороны, если прокурор, направляя дело в суд, сообщит, что считает необходимым поддержать обвинение (ст. 217 УПК), то судья не вправе отказать ему в этом. Участие прокурора в этом случае в судебном разбирательстве является также обязательным (ст. 228 УПК).
Если судья вынес постановление о рассмотрении дела с участием прокурора, но последний не явился в судебное заседание, суд сообщает об этом вышестоящему прокурору (ст. 251 УПК). Уголовно-процессуальное законодательство, таким образом, не считает государственное обвинение обязательным условием судебного разбирательства всех без исключения уголовных дел.
Генеральный прокурор Российской Федерации в приказе № 82 от 24 ноября 1998 г. предлагает поддерживать государственное обвинение по всем делам, рассматриваемым судом присяжных, по всем делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, по делам о преступлениях несовершеннолетних, а также в тех случаях, когда в силу важности или сложности дела прокурор сам сочтет необходимым поддержать обвинение либо его участие признает обязательным суд. По остальным делам обвинение необходимо поддерживать, исходя из реальной возможности обеспечить качественное участие обвинителя в судебном процессе. Последовательная реализация принципа состязательности в уголовном судопроизводстве предполагает участие прокуроров в судебном разбирательстве практически каждого уголовного дела. В связи с этим в условиях реализации судебной реформы необходимо кардинально активизировать участие прокуроров в рассмотрении в суде уголовных дел.
При организации поддержания государственного обвинения особая роль принадлежит прокурорам республик, краев, областей, городов и районов. Руководители органов прокуратуры, принимая участие в судебном рассмотрении уголовных дел в качестве государственных обвинителей, тем самым подчеркивают высокую степень и процессуальную значимость этой деятельности прокуроров. Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор содействует суду правильно разрешить все вопросы, возникающие в ходе судебного рассмотрения дела, провести судебное следствие полно, объективно и всесторонне, а в конечном итоге постановить законный, обоснованный и справедливый приговор. В этих целях прокурор принимает участие в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, дает заключение по возникающим во время судебного разбирательства вопросам, предоставляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. Поддерживая государственное обвинение, прокурор вместе с тем охраняет гарантированные права и законные интересы граждан, принимая меры защиты нарушенных совершенным преступлением прав граждан, общества и государства, прокурор способствует судам восстановить нарушенную справедливость, устранить причиненный вред.
Успех судебного рассмотрения дела во многом зависит от подготовленности прокурора к участию в его рассмотрении, от его настойчивости в установлении истины и профессионального умения доказать свое мнение, основанное на законе и исходящее из материалов дела. Безупречное знание материалов уголовного дела — непременное требование, предъявляемое к прокурору, поддерживающему государственное обвинение. Тщательное изучение прокурором материалов уголовного дела представляет собою основу качественного поддержания государственного обвинения. Изучение материалов уголовного дела следует организовать таким образом, чтобы прокурор изучил не только основные процессуальные документы, как это часто бывает на практике, но ознакомился со всеми без исключения материалами уголовного дела, в том числе и с теми, которые, на первый взгляд, могут показаться ему второстепенными. На практике, например, сложилось так, что прокурор изучает показания только тех свидетелей, которые включены следователем в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Показания же свидетелей, не включенных в этот список, прокурор зачастую не изучает. Между тем, может оказаться, что именно эти доказательства будут иметь решающее значение при доказывании вины или невиновности подсудимого. Допрос таких свидетелей на суде происходит в связи с удовлетворением ходатайства защитника об этом. Защитник досконально изучил показания этих лиц, а прокурор оказался неподготовленным к их допросу.
Располагая конспективным изложением, а то и дословными выдержками из показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей, прокурор имеет возможность в ходе допроса этих лиц судом и участниками судебного разбирательства сопоставить их показания с теми, которые ими давались на предварительном следствии или в ранее состоявшемся судебном разбирательстве. Прокурор тщательно изучает материалы уголовного дела даже в тех случаях, когда он осуществлял надзор за его расследованием или утверждал обвинительное заключение. Если прокурор, идя в процесс, не изучит тщательно материалов дела, а будет рассчитывать на свою находчивость или природный ум, эрудицию или практический опыт, он не сможет качественно поддержать государственное обвинение даже по самому несложному уголовному делу. Незнание материалов дела будет всегда связывать прокурора. Анализ практики поддержания государственного обвинения убедительно подтверждает, что низкий уровень выступлений отдельных прокуроров — результат слабой их подготовки к судебным процессам, недостаточного знания законодательства, а в ряде случаев — отсутствия достаточного практического опыта.
Успех судебного разбирательства во многом определяется правильным и своевременным разрешением судом вопросов, относящихся к исследованию доказательств, проведению судебных прений, а в конечном итоге- к постановлению судебного приговора. В подготовительной части судебного заседания прокурор дает заключение по возникающим вопросам, заявляемым участниками процесса ходатайствам, сам заявляет различного рода ходатайства, высказывает свои соображения о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из лиц, вызванных в судебное заседание. Заключение прокурора является одним из процессуальных действий, логически связанных со всей его предшествующей и последующей деятельностью.
Заключение дается в устной форме, основное его содержание заносится в протокол судебного заседания. В соответствии со ст. 277 УПК суд, как было сказано выше, в подготовительной части судебного заседания заслушивает заключение прокурора о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц. При этом следует иметь в виду, что явка подсудимого во всех случаях обязательна, за исключением оговоренных в законе (подсудимый находится за границей или ходатайствует о слушании дела в его отсутствие при условии назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы). В случае отложения разбирательства дела суд может допросить явившихся свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика и не вызывать их вторично, если дело будет рассматриваться судом в прежнем составе.
Прокурору надлежит объективно относиться к ходатайствам, заявляемым подсудимым, его защитником о вызове и допросе новых свидетелей, назначении экспертизы (повторной, дополнительной, контрольной или комиссионной), истребовании вещественных доказательств или документов. Поспешное, не основанное на материалах дела заключение прокурора об отказе в удовлетворении заявляемых ходатайств только подрывает авторитет прокурора, воспринимается как проявление им предвзятости и не способствует объективности в исследовании доказательств.
В своем заключении прокурор учитывает соображения авторов заявляемых ходатайств и поддерживает те из них, которые имеют значение по делу, а в случае несогласия — приводит убедительные аргументы, опровергающие их доводы. Для судей мнение прокурора особенно важно тогда, когда рассматриваются ходатайства, в удовлетворении которых было отказано следователем или прокурором на предварительном следствии. В стадии судебного рассмотрения подсудимый и защитник, как правило, повторяют эти ходатайства, поэтому для правильного их разрешения важно выслушать заключение прокурора.
Участие прокурора в судебном заседании и его заключение будут содействовать суду в принятии законного и обоснованного определения (постановления) лишь при том условии, если прокурор в порядке подготовки к судебному процессу будет проверять полноту, всесторонность и объективность произведенного дознания или предварительного следствия, давать основанные на законе и материалах дела мотивированные заключения, вносить необходимые предложения по вопросам, связанным с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Каждое заключение прокурора, каких бы вопросов оно ни касалось, должно быть: 1) объективным и доказательным. Содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования закона и фактических обстоятельств недопустимы. В заключение следует приводить убедительные мотивы, логически безупречные доводы, которые будут определять те выводы, к которым пришел прокурор; 2) всесторонним и полным. Прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения — «согласен, не согласен»; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсуждаемым вопросам; 3) юридически обоснованным, то есть содержать ссылки на нормы материального и процессуального права. Если возникает необходимость дать юридическую оценку преступления или решить иные сложные правовые вопросы, целесообразно использовать судебную практику, сослаться на руководящие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации; 4) определенным. Прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказаться положительно или отрицательно, а не альтернативно.
Законность и обоснованность приговора во многом зависит от качества, полноты и объективности судебного разбирательства, так как только данные судебного следствия и никакие другие могут быть положены в основу приговора. Приведение в приговоре доказательств, не исследованных в судебном разбирательстве, влечет за собою отмену приговора. Состав суда должен лично и непосредственно в судебном заседании исследовать все доказательства. В судебном следствии суд проверяет доказательства, добытые на предварительном следствии, сопоставляет их между собой, производит перекрестный допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследует вещественные доказательства, производит, если это требуется, осмотр места происшествия или следственный эксперимент, и т. д. Успех в исследовании дoкaзaтeльств во многом зависит от настойчивости прокурора и профессионального умения занять позицию, основанную на законе и исходящую из материалов уголовного дела. Прокурору следует иметь в виду, что пробел, допущенный им в судебном следствии, не может быть восполнен в обвинительной речи, так как только судебное следствие наполняет содержанием обвинительную речь прокурора, генеральный прокурор РФ в Рекомендациях от 22 сентября 1992 г. подчеркивает, что «активное участие прокурора в судебном следствии, более того, взятие инициативы по исследованию доказательств в свои руки может стать решающим фактором изобличения правонарушителя и обеспечения неотвратимости наказания».
Государственному обвинителю важно определить Пределы доказывания (ст. 68 УПК). При этом одинаковую опасность представляет как оставление без внимания обстоятельств, освещение которых имеет значение для установления истины, так и чрезмерное расширение пределов доказывания. Все лишнее, уводящее суд от исследования этих вопросов, должно быть устранено. Загромождение процесса выяснением ненужных деталей только занимает время и уводит суд, прокурора и участников процесса в сторону от исследования вопросов, имеющих значение для постановления приговора. Право председательствующего в судебном заседании устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу — непререкаемо. Обращаясь к этим полномочиям председательствующего, прокурор способствует исследованию именно тех вопросов, которые имеют значение для установления истины по делу. В тех случаях, когда участники судебного разбирательства отклоняются от исследования обстоятельств, имеющих существенное значение, прокурор заявляет соответствующее ходатайство, чтобы председательствующий в судебном заседании рассмотрел эти вопросы.
Успех судебного следствия по делу в целом и судебного разбирательства в целом в определенной мере зависит от правильности предложенного прокурором порядка исследования доказательств. Этот порядок должен быть таким, чтобы в строгой последовательности и наиболее эффективно были выяснены все обстоятельства уголовного дела. Избрание порядка исследования доказательств — это не только определение очередности допросов участников процесса, это последовательная проверка доказательств, обеспечивающая наиболее полное и всестороннее исследование обстоятельств преступления. Прокурор принимает активное участие в допросе подсудимого, потерпевшего, свидетелей, в исследовании заключения экспертов и вещественных доказательств. Допрос должен быть корректным, без угроз и запугивания. При этом прокурор обязан выяснить обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, как отягчающие, так и смягчающие его наказание.
По окончании судебного следствия суд переходит к выслушиванию судебных прений. Участвующие в деле прокурор, общественный обвинитель, потерпевший, а также гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, защитник, общественный защитник и подсудимый, если защитник в деле не участвует, в своих устных выступлениях подводят итог проверки и исследования доказательств. Судебные прения оказывают определенное влияние на формирование убеждения судей, способствуют более полному усвоению материалов дела как составом судей, так и присутствующими в зале. Обвинительной речью заканчивается деятельность прокурора в судебном разбирательстве. Независимо от того, поддерживает ли прокурор обвинение, считая преступление доказанным, или отказывается от него, считая преступление недоказанным, он своей речью помогает суду постановить законный и обоснованный приговор. Однако речь должна помочь суду не только правильно разрешить вопросы, связанные с постановлением приговора (ст. 303 УПК), но и иметь воспитательное значение.
Речь государственного обвинителя должна отвечать определенным требованиям. Прежде всего — это хорошее знание материалов уголовного дела, без этого даже самый одаренный прокурор не может произнести речи, которая бы помогла суду правильно ответить на вопросы, ответы на которые должны содержаться в приговоре, иначе говоря, постановить законный приговор. В речи прокурора должен содержаться глубокий социальный, правовой и психологический анализ фактов. Необходимым качеством речи является ее убедительность. Отсутствие убедительности — наиболее распространенный недостаток речей прокуроров. Он проистекает от того, что некоторые прокуроры обходят молчанием доказательства, свидетельствующие в пользу подсудимого, тем самым прокуроры подчеркивают свою необъективность и предвзятость. В речи прокурора должна быть безукоризненная логика в суждениях по любому вопросу, который затрагивается в ней. Прокурор должен говорить простым и ясным языком, понятным не только юристам, но и лицам, юридически не осведомленным. Прокурору следует избегать излишней юридизации. Речь прокурора должна быть образной, с использованием достижений литературы и искусства своего народа. Чтобы достичь этой цели, прокурор должен иметь широкую эрудицию: не случайно говорится, что тот, кто много знает, лучше скажет. Наконец, речь должна быть максимально краткой. Все, не относящееся к существу дела, должно быть исключено, нельзя допускать повторений одних и тех же положений.
Если речь прокурора будет отвечать этим требованиям, она выполнит свое предназначение — способствовать суду постановить законный, обоснованный и справедливый приговор.
По своей правовой сущности и процессуальному значению речь государственного обвинителя является формой реализации полномочия прокурора в суде. Чтобы речь была юридически обоснованной, прокурор приводит в строгую систему доказательства, исследованные на судебном следствии. При этом он не вправе ссылаться на доказательства, не являющиеся предметом рассмотрения на суде. В случае необходимости предъявления новых доказательств он может ходатайствовать о возобновлении судебного следствия (ст. 295 УПК). От прокурора требуется не перечисление доказательств, а критический анализ и объективная их оценка. При этом он оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. При построении обвинительной речи прокурор исходит из перечня вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора (ст. 303 УПК). Передовая практика поддержания государственного обвинения выработала единую структуру речи, В ней содержатся следующие элементы: 1) социально-общественная оценка преступления; 2) анализ и оценка доказательств; 3) предложения о мерах по предупреждению преступлений; 4) юридическая оценка преступления; 5) характеристика личности подсудимого; 6) предложения о мере наказания; 7) соображения о возмещении материального ущерба; 8) определение судьбы вещественных доказательств. Такая структура речи обеспечивает решение основной задачи участия прокурора в суде — постановление судом законного обоснованного приговора. Соотношение частей речи, их место в ее структуре, их объем могут меняться в зависимости от конкретных обстоятельств каждого уголовного дела. Если, например, в судебном процессе значительные трудности вызывает юридическая оценка преступления, то в соответствующей части речи прокурору следует уделить этому большее внимание, чем другим разделам. По делу с косвенными доказательствами, естественно, основное внимание в речи нужно уделить их анализу и оценке. В отдельных речах может отсутствовать освещение вопроса о возмещении материального ущерба. Прокурору не всегда следует соблюдать предлагаемую последовательность частей речи. Так, общественная оценка преступления может быть дана или в начале или в конце речи, когда высказываются предложения относительно меры наказания. Это зависит от конкретного дела, от индивидуального подхода прокурора к произнесению речи. Важно, чтобы все элементы речи находились в неразрывной органической связи между собой, друг друга подкрепляли, один из другого вытекали.
Согласно ст. 491 УПК производство в суде апелляционной инстанции ведется по правилам производства в суде первой инстанции. Поэтому требования к участию прокурора в рассмотрении дел в этой инстанции такие же, как к участию в суде первой инстанции.

uristinfo.net

Смотрите еще:

  • Анализ крови из вены правила Анализ крови из вены правила Уважаемые пациенты! Обращаем внимание, что кровь для выполнения лабораторных исследований рекомендуется сдавать утром натощак, после 8 - 12 часового ночного периода голодания. Если у пациента нет возможности прийти в лабораторию утром, кровь следует сдавать после 6 часов […]
  • Экологическая экспертиза и овос Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться. Учебно-методическое пособие предназначено для студентов биолого-почвенного факультета РГУ. В природоохранительной практике СССР государственная экологическая экспертиза стала применяться в 70-х годах. В то время она проводилась Государственным […]
  • Образец иск в банк Как подается иск в суд на банк В современном мире трудно представить себе человека или семью, которая не взяла кредит. Кредиты и их процентные системы являются большим кошмаром. Все дорогие товары люди берут в кредит, даже если она является недоступной для них, и не думают о последствиях. Современный банк […]
  • Претензия страховка до суда Претензия страховка до суда Хитрость страховщиков не знает пределов. «Антистраховщику» памятен момент, когда Верховный суд РФ признал отказ в выплате по КАСКО при угоне автомобиля с ключами и/или документами в нем незаконным, тем самым значительно изменив практику судебных споров при таком варианте развития […]
  • Гос закон об образовании Статья 5 Право на образование. Государственные гарантии реализации права на образование в Российской Федерации 1. В Российской Федерации гарантируется право каждого человека на образование. 2. Право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, […]
  • 195 приказ фсин Приказ Министерства юстиции Российской Федерации (Минюст России) от 3 декабря 2015 г. N 277 г. Москва "О внесении изменений в приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. N 189 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной […]